Крематорий коррупции

Астраханский райсуд заслушал по делу Столярова показания похоронного бизнесмена

В Астрахани стартовали судебные слушания по делу временно отстраненного мэра Астрахани Михаила Столярова, которому инкриминируют получение взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). В первый день заседания гособвинитель успел зачитать обвинительное заключение и представить первого – и главного – свидетеля. Им оказался предприниматель Константин Хвалык, передавший 13 ноября мэру Астрахани портфель с 10 миллионами рублей. Собственно, его допросу и было посвящено почти четыре часа заседания первого дня.

Ключевой свидетель Суду Константин Хвалык представился предпринимателем – генеральным директором компании «Доброе имя». Впрочем, как потом выяснилось, он является руководителем еще и ряда дочерних предприятий, от имени одного из которых – ООО «Статус-кво» – в 2013 году он выступил к мэрии Астрахани с предложением построить в Астрахани крематорий и похоронный дом.

Инвестор обратился в мэрию с заявлением выделить земельный участок площадью 3000 кв. метров на ул. Рождественская — рядом с кладбищем. Поначалу, летом 3013 года, переговоры проходили нормально. Совместно с мэрией в пропорции 75%/25% было учреждено совместное предприятие – ООО «Благое дело».

– Но сразу после того, как мы предприняли первые инвестиции в размере 20 млн рублей (мы купилиспецтехнику для перевозки усопших и авто для агентов по уговариванию населения ) я почувствовал интуитивно, что атмосфера переговоров испортилась. Началось торможение, на предприятие пришла проверка от городской контрольной палаты. Я задавал Столярову прямой вопрос: «В чем причина торможения?«. Но он заверял меня, что все нормально. Дошло даже до совещания с губернатором, на выходе с которого Столяров мне озвучил предложение: передать ему 51% акций ООО «Статус-кво» – в таком случае он посодействует решению всех вопросов с участком в течение одной недели…

Те, кто смотрел оперативное видео о задержании Михаила Столярова, наверняка помнят диалог: «Где вы сейчас находились» — «В ресторане» — «С кем вы там находились?» — «С Костей» — «Что делали?» — «Пили чай»… И вот общественность, наконец, смогла лицезреть этого почти уже легендарного поклонника чая.

Впрочем, как пояснил свидетель, позже это предложение трансформировалось в три пункта:

  • поставить гендиректором ООО «Благое дело» лояльного Столярову человека по фамилии Левченко,
  • передать Столярову 25% плюс одна акция ООО «Благое дело»,
  • а также передать Михаилу Столярову 10 млн рублей – в счет «компенсации за недостающие 25% акций».

– Я вступил в эти переговоры, потому что боялся потерять вложенные инвестиции. Это же полмиллиона евро! Однако затем я посоветовался с компаньоном, и мы приняли решение обратиться в полицию. Мне выдали прослушивающую аппаратуру.

В течение трех последующих недель Хвалык записывал встречи со Столяровым. Их стенограммы были зачитаны суду.

В разных источниках фамилия крупного похоронного магната транслируется по-разному — либо как «ХвалЫк», либо в варианте через «и» — «ХвалИк». Всему виной, скорее всего, украинское происхождение Константина Михайловича — в украинском языке звук «ы» как раз обозначается буквой «И»… Гособвинитель в течение четырех часов называл свидетеля «Хвалыком» и возражений на этот счет не последовало. Так что и мы прибегнем к этому варианту транскрипции.

На проводе В ходе зачитывания стенограмм вскрылось много занимательных подробностей, например, о том, как незаметно на глазах у прослушиваемого включать диктофон: для этого, например, можно изобразить внезапные боли в пояснице…

Не менее любопытно было услышать (хоть и в «озвучке» гособвинителя Генпрокуратуры) диалоги, которые происходят между мэрами и бизнесменами, когда они думают, что их никто не слышит. Помимо вполне ожидаемой среди интеллигентных людей легкой матерщинки (которую прокурор старательно пропускал) в диалогах нашлись любопытные пассажи про:

  • взаимоотношения Михаила Николаевича и Александра Александровича,
  • про отношения мэра с подчиненными,
  • про Леонида Хаймовича и кладбища,
  • про особенности заказа чая в кафе вип-зоны аэропорта Шереметьево
  • и даже шутливые перлы в духе «тс-с, а вдруг нас слушают»…

Впрочем, самую интересную для журналистов часть диалогов прокурор пропустил, прокомментировав: «Это сплетни, которые не имеют отношения к обсуждаемым событиям, пропускаем…«. Представители СМИ издали ну просто умопомрачительный вздох сожаления.

В суде Константин Хвалык порядком нервничал. Впрочем, не удивительно. Фото снято во время 10-минутного перерыва, перед которым предпринимателя в течение трех с половиной часов продержали стоя за трибуной.

В день передачи взятки, 13 ноября, Хвалык и Столяров встретились в ресторане.

– Сначала Столяров передал мне в прозрачном файле копии документов человека, которого нужно было назначить гендиректором ООО «Благое дело», – сообщил суду свидетель. – Я открыл сумку, показал деньги и попытался отдать деньги ему в руки. Но Столяров сказал, чтобы я отдал сумку с деньгами его охраннику. По окончании встречи я так и сделал. Охранник сначала хотел вернуть сумку, но я сказал, что она мне больше не принадлежит. Столяров сказал охраннику: «Возьми».

Дальнейшее известно: на выходе из ресторана Михаил Столяров был задержан сотрудниками ГУЭБиПК МВД РФ.

Дошли до ручки Адвокаты господина Столярова предъявили свидетелю ряд претензий. В частности, оказалось, что он:

  • путается в датах — большинство не помнит, а некоторые события конца октября считает произошедшими летом на том основании, что «солнце светило»,
  • путается в названиях собственных фирм (перепутал общество «Доброе имя» с его внучатым предприятием ООО «Благое дело»),
  • и не совсем четко понимает инструкции по использованию прослушивающей аппаратуры. В частности – тезис о недопустимости провокационных действий.

На инструкциях остановимся подробнее. Дело в том, что получая в полиции аппаратуру прослушки, Константин Михайлович обязан был ознакомиться с некоторыми законами. Участникам процесса это показалось важным и из толщи восьмитомного дела был извлечен на свет документ, свидетельствующий, как выдавалась аппаратура.

К пущему веселью присутствующих, сотрудником, производившим инструктаж и подписавшим документ, оказался некий московский полковник Ручка. Это послужило поводом к ненамеренным каламбурам в духе:«Нам не понятно происхождение документа, потому что дата на нем проставлена ручкой» — «Полковником или от руки?» — «Ну то есть, не в печатном виде!»

Кстати, документ действительно оказался не без изъяна: в графе ФИО там обнаружился некий «Хвалык К. Н.». Учитывая, что стоящий в зале свидетель явно обозначил свое отчество как «Михайлович», подобными инициалами он обладать ну никак не может. Адвокат Сергей Кутушев указал на несоответствие.

Впрочем, гособвинитель моментально парировал выпад, попросив свидетеля опознать подпись на документе (тот признал) и добавив: «На клавиатуре буквы «м» и «н» расположены рядом»…

Среди пары журналистов, у кого как раз в этот момент на коленях оказались ноутбуки, случился внезапный приступ хохота (который пришлось сдерживать, чтобы не выгнали из зала). Хотя, может, у полиции и прокуроров есть какие-то особые клавиатуры?… Впрочем, вернемся к пункту об инструктаже и запрете на провокации.

– Что, по-вашему, означает этот пункт инструкций?, – переспросил адвокат Александр Моисеенко.

– Как я понял, я не должен разглашать , – отозвался Константин Хвалык.

Такой ответ вызвал у адвоката бурю эмоций. Он спросил, точно ли был инструктаж. Свидетель ответил, что да, точно. Константин Хвалык попытался исправить ситуацию, но умудрился ее только еще сильнее усугубить:

– Я не слушал. Я о другом думал тогда! Я и сейчас о другом думаю! Я не хочу сейчас вникать в вопросы!

Это дало повод защите потребовать отвода свидетеля из-за отказа давать показания. Впрочем, ходатайство было отклонено.

Дальнейшие вопросы защиты были связаны с выяснением обстоятельств, кто именно из участников дела выступал инициатором идеи о решении вопроса с помощью взятки. Александр Моисеенко отметил, сославшись на стенограмму прослушки, что неоднократно Хвалык инициирует обсуждение незаконной схемы первым.

– Я еще раз завел разговор, чтобы его зафиксировать!, – ответил свидетель.

Двусмысленность этой фразы вызвала у адвокатов большое оживление: ведь так недалеко договориться и до признания в прямой провокации. А это уже не просто нарушение инструкции, но и уголовная статья.

Тем временем… Будет ли в дальнейшем развиваться линия «провокации на взятку», пока судить трудно. Но подозревать подобные намерения у защиты совсем не мудрено: сейчас в Москве проходит громкий суд в отношении руководителя ГУЭБиПК МВД — генерал-майора Бориса Колесникова, а также целой группы его подчиненных. Именно это ведомство производило оперативную разработку и осуществило задержание Михаила Столярова (см. скриншот оперативного видео — выше).

Примечательно, что обвиняемым инкриминируется именно провокация взятки, причем по неоднократным эпизодам и с превышением должностных полномочий (ст.33, ст.304 и п.»в» ч.3 ст.286 УК РФ).

Что дальше? В понедельник, 21 апреля, суд намерен продолжить рассмотрение дела. По словам источника, знакомого с материалами расследования, в качестве свидетеля в зал суда может быть приглашен экс-вице-мэр Астрахани Владимир Ситников, а также ряд других фигурантов – телохранитель М. Столярова и астраханский представитель К. Хвалыка.

Сам Михаил Столяров принимать активное участие в рассмотрении дела отказался (по крайней мере до выступления всех свидетелей обвинения):

– Я полностью доверяю своей защите, – заявил временно отстраненный градоначальник.